на главную

Синтаксис любви

В том, что после свержения монархии во главе России должен был в конце концов оказаться Ленин или «ленин», сомнений нет. Прекраснодушие и глупость основной массы политиков того времени, особенно нетерпимые в период войны и революции, едва ли не автоматически расчищали место для наиболее честолюбивого, думающего и циничного политика. «Ленин» же честолюбив (1-ая Воля), интеллектульно силен и раскован (2-ая Логика), чуток к народным нуждам (3-я Физика), и эти компоненты данного психотипа обеспечили Ленину режим наибольшего благоприятствования при захвате и удержании власти в России».

... «Естественно, что после создания коммунистической партии, а в особенности после октябрьского переворота, вокруг Ленина усиленно формировалась та определенная его психотипом Среда, из которой суждено было выйти ленинскому преемнику. Хотя сам Ленин редко задавался подобного рода вопросами и тем более никогда не указывал на кого-либо персонально, его психотипические симпатии сами собой сужали круг возможных кандидатов».

... «У «царя» очень неважно складываются отношения с обладателями высокостоящих Воль. Он не боится их, уважает, но ужиться не может. Такие люди слишком независимы, и являются не более чем попутчиками там, где нужны не попутчики, а свита. «Царь» чувствует, что обладатели высокостоящей Воли не его люди и, широко пользуясь их услугами, старается близко к себе, в высшие эшелоны власти не пускать».

... «Не слишком жалует «царь» и 4-ую Волю. Он ценит покорность «крепостного», исполнительность, искреннюю верность. Однако 4-ая Воля дает «царю» и массу поводов для раздражения. Она не искательна, ее исполнительность по-солдатски прямолинейна, не чутка, не артистична, а, главное, 4-ая Воля малоинициативна и склонна загружать жизнь властителя множеством мелких вопросов, которые вполне могла бы решить сама. Отсюда специфическое отношение Ленина к «крепостным» (Бухарин, Каменев, Луначарский, Молотов, Калинин и т.д.), из них он составил как бы второй, дальний круг своей свиты, второй эшелон власти».

... «Все свои симпатии «царь» обычно отдает 3-ей Воле. Хотя 1-ая Воля, вероятно, чувствует, что любят не ее, а ее место, и «мещанин» не только глазом не моргнет, глядя на валяющегося в пыли бывшего властителя, но и непременно лягнет его. Все-таки «царь» слишком самоуверен, чтобы всерьез думать о своем падении, а множество специфических достоинств «мещанина» как бы заранее искупает его лишь интуитивно прозреваемое предательство».

... «Явное предпочтение, отдаваемое «царем» 3-ей Воле, обуславливает определенного рода преемственность власти и определяет лицо ближайшей политической истории страны, включая грядущую гибель заложенной 1-ой Волей государственной системы. Как 1-ая Воля Наполеона избрала покладистого, но малоинициативного маршала Груши преследователем Блюхера, и тем обрекла Наполеона на поражение под Ватерлоо и гибель империи, так и 1-ая Воля Ленина, сделав его преемником «мещанина», обусловила медленное, но последовательное угасание основанной им коммунистической империи».

Синтаксис
любви

Индивидуальное обучение по проблемам психософии

Записаться: af173@mail.ru