на главную

Физика в психософии (о терминологии Афанасьева)

Физика в психософии (о терминологии Афанасьева)

После выхода в свет полной версии «Синтаксиса Любви» (2000) у некоторых российских представителей официальной психологической науки возник вопрос к автору по поводу термина «физика» как одной из четырех психологических функций в иерархии психотипа. Что означает «физика» в типологии Афанасьева? Что следует понимать в этой связи? Почему физика, а не телесность, не конституция, как это уже принято в официальных психологических кругах? А.Ю. Афанасьев пояснял, что собственно термин «физика» взят им из структуры личности по У. Джеймсу. Таким образом, А.Ю. Афанасьев преобразовал «я- физическое» в «физику», имея ввиду все то, что понимал американский психолог и психиатр У. Джеймс в своей теории личности. Небольшой фрагмент, переведенный на русский язык в 1991 году, я и предлагаю читателю с целью показать, что А.Ю. Афанасьев фактически создал свою типологию, опираясь на труды великих психологов XX века, например, в части «физики» - опираясь на труды У.Джеймса.

Я – физическая личность (по У. Джеймсу)

(отрывок из книги «Основы психологии», 1890, пер. на русский язык М.: Педагогика, 1991.—368 с)

В каждом из нас телесная организация представляет существенный компонент нашей физической личности, а некоторые части тела могут быть названы нашими в теснейшем смысле слова. За телесной организацией следует одежда. Старая поговорка, что человеческая личность состоит из трех частей: души, тела и платья, — нечто большее, нежели простая шутка. Мы в такой же степени присваиваем платье нашей личности, до того отождествляем одно с другой, что немногие из нас, не колеблясь ни минуты, дадут решительный ответ на вопрос, какую бы из двух альтернатив они выбрали: иметь прекрасное тело, облаченное в вечно грязные и рваные лохмотья, или под вечно новым костюмом скрывать безобразное, уродливое тело. Затем ближайшей частью нас самих является наше семейство, отец и мать, жена и дети - плоть от плоти и кость от кости нашей. Когда они умирают, исчезает часть нас самих. Нам стыдно за их дурные поступки. Если кто-нибудь обидел их, негодование вспыхивает в нас тотчас, как будто мы сами были на их месте. Далее следует наш домашний очаг, наш home. Происходящее в нем составляет часть нашей жизни, его вид вызывает в нас нежнейшее чувство привязанности, и мы неохотно прощаем гостю, который, посетив нас, указывает недостатки в нашей домашней обстановке или презрительно к ней относится. Мы отдаем инстинктивное предпочтение всем этим разнообразным объектам, связанным с наиболее важными практическими интересами нашей жизни. Все мы имеем бессознательное влечение охранять наши тела, облекать их в платья, снабженные украшениями, лелеять наших родителей, жену и детей и приискивать себе собственный уголок, в котором мы могли бы жить, совершенствуя свою домашнюю обстановку.

Такое же инстинктивное влечение побуждает нас накапливать состояние, а сделанные нами ранее приобретения становятся в большей или меньшей степени близкими частями нашей эмпирической личности. Наиболее тесно связаны с нами произведения нашего кровного труда. Немногие люди не почувствовали бы своего личного уничтожения, если бы произведение их рук и мозга (например, коллекция насекомых или обширный рукописный труд), созидавшееся ими в течение целой жизни, вдруг оказалось уничтоженным. Подобное же чувство питает скупой к своим деньгам. Хотя и правда, что часть нашего огорчения при потере предметов обладания обусловлена сознанием того, что мы теперь должны обходиться без некоторых благ, которые рассчитывали получить при дальнейшем пользовании утраченными ныне объектами, но все-таки во всяком подобном случае сверх того в нас остается еще чувство умаления нашей личности, превращения некоторой части ее в ничто. И этот факт представляет собой самостоятельное психическое явление. Мы сразу попадаем на одну доску с босяками, с теми pauvres diables (отребьем), которых мы так презираем, и в то же время становимся более чем когда-либо отчужденными от счастливых сынов земли, властелинов суши, моря и людей, властелинов, живущих в полном блеске могущества и материальной обеспеченности. Как бы мы ни взывали к демократическим принципам, невольно перед такими людьми, явно или тайно, мы переживаем чувства страха и уважения.

М.: Педагогика, 1991.—368 с.

Для справки: Уильям Джеймс (William James, 11 января 1842, Нью-Йорк - 26 августа 1910, Чокоруа, округ Кэрролл) - американский философ и психолог, один из основателей и ведущий представитель прагматизма и функционализма.

Синтаксис
любви

Индивидуальное обучение по проблемам психософии

Записаться: af173@mail.ru

Тест Афанасьева

c интерпретацией
и рекомендациями

Цена: 100 р.

E-mail: 
Введите адрес действующей электронной почты для идентификации и получения результатов тестирования.