ЭЛВФ - психотип «андерсен»

( психологический портрет из книги А.Ю.Афанасьева
«Великие поэты и писатели»,
Ганс Христиан Андерсен )
ЭМОЦИЯ("романтик")
ЛОГИКА("ритор")
ВОЛЯ("мещанин")
ФИЗИКА("лентяй")

Человек, носитель этого психического типа – страстный, одаренный, способный и часто талантливый.

Этот человек любит творить, и креативность в жизни присутствует у него буквально во всей деятельности. Он - эмоциональный, романтичный, неуравновешенный, с ощущением трагичности бытия. Настроение часто резко меняется. Он не знает умеренности ни в чем. Любовь, ненависть, интеллектуальный восторг, отвращение, гнев, неверие в собственные силы, чувство вины, веселье — любая страсть поглощает целиком, и в такой момент ничто не может служить сдерживающей силой.

Многих носителей типа «андерсен» отличает избыточная эмоциональная и несколько надрывная реакция на события. Такие люди весьма ранимы. Сквозная внутренняя тема их размышлений – сожаление о том, что мир становится хуже. Они склонны к депрессиям и даже суициду (родители, будьте внимательны к этой информации). Всю жизнь сами для себя они слишком внимательные наблюдатели и суровые судьи!

У такого человека - прекрасные логические и одновременно литературные способности, отличная память на детали. Он разговорчивый и остроумный, готов и внимательно выслушать собеседника. Его мнение редко зависит от чужого мнения, и чаще он у него не доверяет другим людям. Для него характерен философский склад ума. Носителей этого типа много в андеграунде (любительских творческих и интеллектуальных сообществах – таких, как, например, клубы любителей фантастики), где открывается простор для развития их концепций – очень нестандартных, но таких, которые далеко не всегда могут быть признаны обществом как серьезные, действительно научные. Подобные теоретические построения составляют одно из главных удовольствий их жизни.

Человек типа «андерсен» внутренне глубоко не уверен в себе. Это основное противоречие он тщательно скрывает от окружающих. Сам себе с трудом признается в некой двойственности мироощущения, недоброжелательности к людям, которые, как ему кажется, не понимают его - человека неординарного и талантливого. Он склонен ко лжи (вспомните детство!). Паскаль писал: «Человек по своей натуре доверчив, недоверчив, робок, отважен…зависимый и жаждущий независимости в состоянии непостоянства, тоски, тревоги». Человек, носитель психотипа ЭЛВФ чаще других склонен развивать мысль - предсказание о «конце света». Он часто плохо спит по ночам, мечтая о продвижении по карьерной лестнице, о признании и славе, но все его поступки часто носят половинчатый характер, и он не достигаете поставленных целей. Это от внутренней неуверенности.

Он часто обманывает себя и окружающих – это проверенный инструмент самозащиты. Он создает дискомфорт в общении с другими людьми, не замечая этого, а порой открыто конфликтует. Он сложный человек, ему бывает трудно, поэтому часто раздражается, злится, обижается на весь мир, в том числе и на себя! В душе он остаетесь ранимым подростком, который нуждается в добром и мудром родителе. Принятие решений, принуждение себя к активности дается ему трудно. Например, известны случаи, когда студенты психотипа «андерсен», хорошо зная материал, не решались идти сдавать экзамен потому, что не были уверены в своих способностях собраться в нужный момент. Это объясняет их пессимизм, реализуемый в выводе о том, что мир становится хуже.

Материальные ценности, деньги, плотские наслаждения для носителя типа «андерсен» имеют небольшое (как бы второстепенное) значение – обычно в силу поглощенности философскими размышлениями и творчеством. Иногда материальный мир воспринимается не просто как обуза, а как то, что должно либо измениться (поэтому глобальной ценности представлять не может), либо как то, чем можно пожертвовать без особого сожаления.

В быту «андерсен» чаще не избирателен, довольствуется малым. В комнате имеет хронический беспорядок. Легко перенимает вариант быта, стиль, предпочтения и вкусы у своего спутника по жизни.

Сексуальные отношения зависят от гормональных всплесков (поэтому не системны) и подстраиваются под сексуальные программы партнеров.

Склоняется к вегетарианству, специальным диетам, раздельному питанию, занятиям восточными оздоровительными практиками. Многие «андерсены» увлекаются культурой Востока, путешествует по местам Силы, стремятся побывать в Индии, на Тибете и т.д.

Они здоровы, бесстрашны и склонны к риску. Внешне весьма привлекательны тонкостью (иконописностью) черт, стройностью фигуры (если нет гормональных сбоев в организме).

Носители типа ЭЛВФ обычно верят в судьбу и свое особое предназначение в этом мире.

По профессии они чаще - актеры театра, художники, дизайнеры, писатели, поэты, музыканты, путешественники, мечтающие о власти, славе и признании.

Ганс Христиан Андерсен

( психологический портрет из книги А.Ю.Афанасьева
«Великие поэты и писатели» )

Знаменитый датский сказочник, сценарист, философ. Один из величайших поэтов мира. Родился 2 апреля 1805 года в Одензе, на острове Фионии, умер 4 августа 1875 года на вилле Ролигхед.


Отец великого сказочника был бедным сапожником и отличался пламенным воображением и независимым характером. После смерти отца мать отправила сына в Копенгаген, где Ганс поначалу сильно бедствовал, но потом, благодаря своему голосу, нашел себе покровителей. Потеряв голос, Андерсен перешел из музыкального училища в гимназию и обратил на себя внимание несколькими стихотворениями. Позднейшие его лирические стихотворения имели успех, но театральные пьесы на протяжении всей жизни причиняли одни страдания. Много путешествуя по миру, Андерсен оставил после себя множество путевых заметок. Он автор романа, повестей и рассказов (всего им написано 3381 произведение), но подлинная слава пришла к нему уже в зрелом возрасте, когда он обратился к жанру сказок.

По сказкам Андерсена как личность не постичь. Хотя трагический надрыв, типичный для сюжетов его сказок, уже позволяет угадать в нем фигуру трагическую. Чужими для Андерсена в его сказках были оптимистичные финалы, приделываемые им вопреки собственным ощущениям, просто по законам жанра. Если бы жанр позволял, то одна из лучших сказок Андерсена стала бы сказкой о «Гадком утенке», который знает, что ему не быть лебедем, и потому в темных углам птичьего двора в одиночку громко, навзрыд оплакивает свое горькое знание и судьбу. Таков - подлинный Андерсен, и чтобы увидеть знаменитого сказочника, стоит обратиться к биографическим материалам, связанным с его именем.

Он производил впечатление человека смешного, но обаятельного. К тому же отличался наивной и открытой назойливостью, которая постепенно обеспечила ему важные знакомства даже в среде зажиточных горожан. Им руководила жажда чтения. Непосредственность или нежность ума, как говорил он сам, - была одной из тайн его существа, а с течением времени оказалась сильной чертой его характера. Но она была тесно связана с врожденной нервозностью, которая уже тогда и всю последующую жизнь приносила ему много страданий, проявляясь, в частности, в периодических депрессиях. В основе этих страхов и тревог лежало неискоренимое ощущение, что он еще недостаточно взрослый и не соответствует требованиям взрослого мира. «Я все еще остаюсь таким же ребенком, как и прежде, но даже рад этому», - трогательно писал он. Иногда возникает подозрение о том, что, несмотря на тревоги, он все же слишком часто играет роль преследуемого и обиженного человека.

В течение всей жизни он был склонен к мрачному и подавленному настроению и часто углублялся в него, вместо того, чтобы преодолеть. Он был болезненно чувствительным; женщинам не раз приходилось утешать и успокаивать его, когда он со слезами выходил из-за стола, оскорбленный той или иной невинной шуткой. На вид он был крупный, сильный и в определенных ситуациях мог давать себе большую нагрузку. Но эта крепость была обманчива. В действительности ему всю жизнь приходилось страдать из-за очень слабого здоровья. Выслушивая его жалобы на разные мелкие недомогания и болезни, друзья приписывали их ипохондрии, самовнушению одинокого холостяка. Так считал и Эдвард Коллин - многолетний друг сказочника. После сорока лет знакомства он писал Андерсену в 1865 году: «У вас, по существу, отличное здоровье; ваша нервность не убивает вас, а только мучает».

Другим легко было говорить! Для него же слабость была более чем реальной. Ему приходилось постоянно брать себя в руки, постоянно пытаться обманом увести себя от собственного чувства бессилия, постоянно иметь успех или, по крайней мере, получать в виде стимула похвалы и поддержку. Случалось, что от горя он целый день сидел дома и плакал. При такой конституции он неизбежно был поглощен собой, беспокоен, неуравновешен и раздражителен. Он никогда подолгу не испытывал душевного равновесия, что угодно могло вызвать его раздражение, он терял терпение из-за мелочей, временами вел себя как избалованный ребенок или душевнобольной.

В его большом, но хилом теле жила необузданная душа, вулканоподобный темперамент, вспыльчивость и стремительность, и они достаточно часто удивляли и страшили его. Его разрывали огромные внутренние противоречия, и временами все его усилия были направлены на то, чтобы держать себя в узде. Он испытывал нервный страх перед суровой реальностью жизни, ему не хватало мужской твердости, из-за чего он временами говорил о своей наполовину женской натуре. Его нерешительность проявлялась в удивительно осторожном отношении к некоторым наиболее самоуверенным друзьям и (что особенно бросалось в глаза) в его более чем осторожном отношении к женщинам. Его потребность в женщинах была велика, но страх перед ними - еще сильнее. Казалось, он испытывал непреодолимую инстинктивную боязнь вступить в интимную связь с женщиной, пуританский ужас перед сексуальным влечением.

Еще более примечательно, что все эти особенности: и незрелость, и далеко идущее тщеславие, и смехотворная поглощенность собой - проявлялись наряду с прямо противоположными тенденциями. В характере Ганса Андерсена были и другие противоречия, менее серьезные, но достаточно бросавшиеся в глаза. Его друзья, да и он сам, поражались им. Это - огромное добродушие и склонность таить злобу, сердечная открытость и мудрый расчет, стремление к одиночеству и потребность в обществе, малодушный страх и удивительная смелость в нужный момент, жалкая слабость и стойкая выносливость.

Были все основания опасаться, что такая суматошная и противоречивая душа в один прекрасный день сорвется. И на склоне лет, когда силы начали покидать его, в какие-то моменты он был не в состоянии управлять демонами, бушующими в нем. Но к счастью, в его психике были и стабилизирующие факторы. Например, ясный рассудок, позволявший ему видеть себя со стороны и признавать свои слабости и странности. Трезво и беспристрастно он видел противоречие между собственным настроением и реальной действительностью. Всю жизнь он был для себя самым острым наблюдателем и самым суровым судьей. Добротное знание самого себя - очень утешительное и эффективное средство для утоления боли этих насквозь ранимых натур. После очередного скандала Андерсен писал другу: «У меня помутился рассудок! Но это пройдет еще раньше, чем вы получите мое письмо...» Андерсен знал себя, и это знание хотя бы отчасти удерживало в равновесии его вечно клонящуюся на бок, надломленную психику. Многие спорили, можно его выносить или нет, и имеет ли он право быть невыносимым. Но большинство не шло дальше копания в его странностях и характеризовало его простейшими клише: ребячливость, гордость, замкнутость в себе, честолюбие.

Андерсен - один из величайших поэтов мира. «Чтобы быть поэтом, - говорил он (в сказке «Чего только не придумают») – надо придумать что-нибудь новое». Андерсен открыл для поэзии детский мир. В нем самом жила по-детски наивная душа. Он чувствовал себя легко и свободно только в обществе детей. В своих сказках он обращался к детям всегда с безграничной нежностью, а в своих путевых заметках Андерсен всегда вспоминал детей, с которыми знакомился в пути. В Швеции в гостинице он вырезал из бумаги разные фигурки для маленькой девочки. Однажды он услышал, как кто-то рассказывал детям сказку. «Дети одни поехали гулять», - говорил некто. Андерсен вмешался в разговор: «Вот сели дети в экипаж…Прощай, мама! Прощай, папа!» – Бич щелк, щелк!… Ну! Пошел!…И поехали!»…

На пароходе в Турции Андерсен познакомился с маленькой турчанкой в красных сафьяновых туфлях, голубых шароварах и черной бархатной кофточке, «она показала мне свою игрушку – кувшинчик для питья в виде лошадки с маленькой птичкой на каждом ухе».

Воображение Андерсена было тоже совсем детское, потому его картины так легки и доступны каждому ребенку. Это волшебный фонарь фантазии. Все, чего бы он ни коснулся, оживает перед глазами. Дети любят играть разными обломками деревяшек, лоскутами материи и т.д. У Андерсена то же самое: заборный кол, две грязные тряпки, заржавевшая штопальная игла, снежная баба, чернильница и т.д. – все это герои его сказок. Сам строй воображения сказочника – чисто детский. Например, в стране было горе. Андерсен выражает его так: «Сахарные куклы в окнах кондитерских были повиты траурным крепом». Сравнения его тоже поражают своей детской ясностью. «Деревья (зимой) стояли, словно обсахаренные», или «снег скрипел под ногами, как крахмал». Картины Андерсена так обаятельны, что производят впечатление волшебных сновидений. Не только окружающие его предметы, например, цветы, трава, лен, камни мостовой живут в его сказках, но даже стихии природы, чувства и отвлеченные понятия принимают живые образы, превращаются в людей. Так, «тетушка Зубная Боль» разыгрывает симфонии на его зубах, словно на клавишах. Воображение Андерсена настолько сильно, что принимает иногда в жизни, как у Гофмана, болезненную окраску. Однако все его произведения носят, по большей части, здоровый отпечаток. Они временами так грустны по настроению, что, кажется, сердце поэта разрывается на части, но все они – произведения достаточно нормального человека. Так воображение ребенка кажется иногда диким, но оно нормально для ребенка.

Ум Андерсена подстать его воображению, мысль его не слабее фантазии. Андерсен был наделен удивительной силой обобщения. Каждая из его сказок заключает в себе глубокую, иной раз философскую мысль. Поэтому сказки Андерсена для взрослых еще поучительнее, чем для детей. Андерсен – философ. У него есть свое прочное, можно сказать, непоколебимое воззрение на мир и человека. Однако все мысли сказочника вытекают из чувства, и на них, так же как и на его фантазиях, лежит печать детской наивности. Ум Андерсена вполне догматический, не критический. Основные идеи его поэзии – любовь к родине, любовь к Богу, глубокая и беззаветная, смирение, вера в возмездие и загробную жизнь. Андерсен – добрый сын своего отечества. Добрый христианин своей церкви, верный подданый своего короля. Он не утратил своих детских мыслей, но он был искренним человеком, и то, что для большинства людей является лишь платьем, в котором выходят на улицу, для Андерсена было прочным глубоким убеждением. Андерсен представляет идеальную, поэтическую сторону христианства. Если же прибавить к сказанному его отрицательное отношение к человеческому высокомерию, удивление перед умом и веру в силу искусства, мы получим почти полную картину идей знаменитого сказочника. Он весь ушел в сферу чувства и морали. Так называемые социальные темы его не интересовали; он был очень далек от вопросов общественной и государственной жизни.

Андерсен – поэт глубоко национальный, но родная Дания, кроме горя, ему ничего не принесла. В письмах он постоянно жалуется на преследование датских критиков и насмешки датских аристократов. В одном письме он даже говорит, что Дания – такая же гниль, как гнилые острова, на которых она выросла. Действительно, она была страной отсталой. Во времена Андерсена, например, театр в Копенгагене был разделен железной полосой: с одной стороны сидели привилегированные, с другой – не привилегированные. Величайший писатель Дании, сам много писавший для театра, почти всю свою жизнь просидел среди не привилегированных. Хотя, надо отдать должное датчанам, они удостоили своего земляка редкой по сей день чести – при жизни поставили ему памятник.