ЛФЭВ - психотип «бертье»

( психологический портрет из книги А.Ю.Афанасьева
«Великие поэты и писатели»
Гюстав Флобер )

ЛФЭВ

ЛОГИКА("догматик")
ФИЗИКА("труженик")
ЭМОЦИЯ("сухарь")
ВОЛЯ("крепостной")

Человек такого типа - вдумчивый, очень трудолюбивый, неэмоциональный, деликатный, миролюбивый, разумный, склонный к логическому и философскому осмыслению мира. Жажда интеллектуального познания – одна из главных черт его характера, и особое внимание он уделяет познанию всего нового и системного. Он хороший консультант и стратег, ремесленник и хозяин.

Его внутренняя установка следующая: мир системен, мысль может объяснить многое, мир открыт для исследования, все предопределено и не случайно, во всем есть глубинный смысл, опосредованный причинно-следственными связями. Бесстрастие и стабильность в проявлении эмоций - это стиль жизни; недопустимо проявление сильных чувств и эмоций, открытое переживание на людях глубоко бурлящих внутри душевных состояний (любви, ненависти, восторга, разочарования и т.д.)

Черты проявления в поведении и характере: эмоциональная сухость (скованный смех, нервные слезы); неадекватность в эмоциональных проявлениях, наличие единственного (как правило) объекта страсти и любви, «стеклянный» взгляд, изнуряющий контроль эмоционального состояния значимого окружения; очень глубоко спрятанные чувства; тяга к искусству, тайные занятия и пробы себя в поэзии, литературе, музыке, живописи, театре и т. д.

Носителю типа «бертье» также интересны различные философско-математические модели мироустройства, типология, психология, философия во всем своем многообразии. По многим вопросам он имеет собственное твердое мнение. В случае сформировавшегося высокого интеллектуального уровня развития личности и наличия образовательного багажа, носитель типа «бертье» комфортно ощущает себя в науке, прежде всего, теоретической. У него прекрасная память, отличная эрудиция.

Характер «бертье» проявляется в гибкой форме общения, критическом анализе окружающей действительности, исходящем из собственных представлений. Ему удобнее подчиниться, чем взять на себя ответственность.

Он здоровый и физически крепкий, выносливый человек и трудоголик. У него в доме, на рабочем месте, в мастерской всегда порядок. Материальные ценности, деньги, еда, плотские наслаждения для носителя этого типа имеют большое значение. Он постоянно и легко опекает домашних. У него мало проблем с собственным здоровьем. Свое постоянное и даже временное жилище он обустраивает добротно и радостно, основательно готовится к ремонту жилья. К деньгам и материальным ценностям относится нормально. Если их недостаточно, стремится заработать (подработать) разными способами. В сексуальной жизни - предсказуемый и системный партнер.

Он – мягкий человек в обыденной жизни, миролюбивый, доброжелательный, избегающий конфликтов во всех областях жизни, кроме интеллектуальных споров и эмоциональных пристрастий. В редких спорах или дискуссиях дают о себе знать скрытый, порой мощный интеллектуальный цинизм, глобальность и системность мышления, точность как качество склада его ума.

Человек типа «бертье» заинтересован в продвижении своих идей и взглядов и мечтает встретить единомышленника с ярко выраженными волевыми чертами характера и довериться его лидерским способностям.

В трудной или экстремальной ситуации он действует решительно и способен удивить адекватностью поступков, волей, геройством, мужеством, физической и психической выносливость, интеллектуальной мощью. В спортивной деятельности способен достичь рекордов и одержать победу.

Люди типа «бертье» - долгожители, как говорят «здоровяки», «кровь с молоком», редко болеют и много работают физически. Отличные спортсмены, хозяева, родители.

По призванию - изобретатели, исследователи, врачи, юристы, консультанты, ремесленники, путешественники, защитники природы, стариков и детей.

Гюстав Флобер

ЛФЭВ - психотип «бертье»

( психологический портрет из книги А.Ю.Афанасьева
«Великие поэты и писатели» )

Великий французский романист, прозаик - реалист и художник словесности. Автор бессмертных романов «Воспитание чувств» и «Госпожа Бовари». Родился в 1821 году в Руане, умер 8 мая 1880 года в имении под Парижем. Психический тип (по Афанасьеву) - «бертье».


Отцом Флобера был известный хирург, главный врач руанской больницы. Детство будущего писателя было безрадостным и проходило в темной квартире врача. Из трех детей выжил только Гюстав.

Отрочество писателя совпало с расцветом романтизма. С одиннадцати лет он редактировал лицейский журнал и пытался сочинять. В четырнадцать лет увлекался Шекспиром и одновременно обращался ко всем жанрам, типичным для романтизма: к гротеску, фантастике, эмоциональной напряженности, лиризму.

В 1836 году молодой Гюстав встретил жену французского музыкального издателя Мориса Шлезингера - Элизу Шлезингер, любовь к которой оказала глубокое влияние на всю жизнь писателя. Свою молчаливую, безответную страсть он пронёс через всю жизнь и отобразил её в романе «Воспитание чувств». Эмиль Золя называл роман «Воспитание чувств» «самой личной книгой» Флобера. В романе отражены автобиографический материал и личные мотивы автора. Отношения героев Фредерика Моро и Софи Арну отчасти являются претворением художественными средствами отношений самого Гюстава Флобера и Элизы Шлезингер (она выведена в романе как Ш.). Роман «Воспитание чувств» был публично прочитан только в 1869 году в аристократическом салоне у принцессы Матильды Бонапарт. Он вызвал воодушевление и восторженные оценки. Уверенный в успехе дела издатель Леви даже не стал читать рукопись и сразу отправил ее в набор. Первая публикация романа в том же году была встречена прохладно, и было напечатано только несколько сотен экземпляров. В новое издание романа, увидевшее свет в 1880 году, Флобер внёс большое количество различного рода правок (фактически перед смертью).

В России отрывки из романа печатались в номерах либерального петербургского журнала «Вестник Европы» за 1870 год. Первый перевод романа на русский язык в 1870 году был сделан А. Энгельгардт под названием «Сентиментальное воспитание».

Вернемся к биографии Гюстава Флобера. В 1840 году он, успешно сдав экзамены в руанском лицее, стал бакалавром, а потом продолжил учебу на юридическом факультете в Париже. К тому времени он был уже очень начитан, пробовал себя в писательском деле.

Если не считать путешествий Флобера и его поездок в Руан и Париж, он тридцать лет жил, работая в усадьбе Круассе с матерью и племянницей. Прикованный к столу страстной жаждой совершенства, он с небывалым упорством добивался точного выражения мысли и чувства, выбирая незаменимые и полнозвучные слова. Освещенное до поздней ночи окно в Круассе стало маяком и для речных судов на Сене, и для французской литературы.

У Гюстава Флобера смолоду было мироощущение блудного сына. В двадцать лет он - жертва безвременья. Трагически звучит его запись в юношеской тетради: он чувствует себя «безупречно честным человеком, то есть способным на преданность и большие жертвы...», но это никому не нужно. Мало кто из блудных детей так рано и так глубоко осознал свою ситуацию в эпохе. Он там же записывает: «Ужасно зрелище современного мира». Вывод таков: «Выше всего только Искусство». Его привлекает в искусстве «пыл исследования - счастье благородных душ»; он и пытается дышать в «своей пещере» только воздухом искусства. Но самоизоляция от воздуха эпохи невозможна.

Флобер понял, что нет искусства без условности, и все же стремится к адекватности изображения. Его цель - красота точности. Он вырабатывает метод, противоположный тому «субъективному», каким написаны его юношеские произведения. «Объективный» «безличный» метод изображения, «показа» без вмешательства, прямой оценки и комментариев автора – вот суть метода Флобера. Он отказывается от повествования, в котором звучали бы интонации автора. Флобер так мотивировал условия и преимущества объективного метода: «увидеть вещи такими, каковы они в реальности, может только честный человек, не вносящий в процесс наблюдения никакого личного интереса». Это позиция натуралиста. Флобер сознательно избрал ее, и фактически она преобладает в его творчестве над позицией интеллектуального аристократизма. Именно она организует творческий процесс.

В «Госпоже Бовари» Флобер добивается удивительного эффекта стереоизображения. Известный критик Сен-Бёв отметил после издания романа, что автор близок к фламандской живописи. Писатель и сам сказал, что стремится «во всю силу, выпукло изображать и мельчайшие явления, и значительные», чтобы заставить читателя «ощутить почти материально» воспроизведенную им жизнь. Автор «Госпожи Бовари» - исследователь общества. Объективность Флобера - это не бесстрастие, а полное беспристрастие. Он так глубоко сопереживал персонажам, перевоплощаясь в них, что во время работы над сценой отравления Эммы Бовари у него были признаки отравления и рвота. Но принцип беспристрастия Флобер соблюдал неукоснительно, добиваясь того, чтобы оно включало в себя приговор искусства реальности. Он писал Жорж Санд: «Не пора ли впустить в искусство Правосудие? Беспристрастие изображения достигло бы тогда величия закона и точности науки!» Но овладеть таким искусством было нелегко. Главная трудность в том, что необходимо одновременно добиваться и адекватности изображения изображаемому и его обобщению, укрупняющему реальность.

Флобер в письме к И.Тэну рассказывал: «Все, что он видит зрением воображения и памяти, для него действительность столь же настоящая, как объективная реальность». И видит это он с резкой ясностью. Но многое, отсеиваясь, не входит в текст, например, следы оспы на лице аптекаря Оме, пятна на мебели. Другое - укрупняется, например, стиль красноречия господина Оме. «Добиваясь совершенства, надо создавать правдивое, а создавать его можно, лишь отбирая и преувеличивая» типичное в жизни. Он назвал это гармоничным (то есть не нарушающим пропорций) преувеличением самого характерного.

Картина антигармоничной, уродливой реальности должна быть гармоничной: это требует красоты точности. Поэтому Флобер назвал идеализацией «процеживание содержания памятью», сосредоточенной на нем, совершающей отбор и оставляющей только типичное. «После отбора и преувеличения характерного, - говорит он, все отчетливо видно в солнечном свете правдивого искусства». О том же он пишет И.С.Тургеневу: «Чтобы увидеть, надо упорядочить и переплавить».

В связи с упоминанием имени Тургенева нельзя не отметить особые отношения между двумя писателями. В Собрании сочинений Флобера (1910 года) есть восемь писем И.С.Тургеневу. В дополнительных томах 1954 года - сто восемнадцать. Они отражают сердечную привязанность и интеллектуальную близость французского и русского писателей. «У вас все основания любить меня, потому что я очень люблю вас», - писал Флобер. «Никогда ни к кому не тянуло меня так, как к вам. Общество моего милого Тургенева благотворно для моего сердца». «Флобер - один из тех, кого я любил более всего на свете», - сказал Тургенев после смерти друга.

Но вернемся к «Госпоже Бовари». Во время работы над этим бессмертным романом Флобер писал: «Изобразить сцепление чувств адски трудно, между тем в этом вся сущность романа». Он обращается, главным образом, к чувствам, имитирующим романтическое мировоззрение, которое считает выражением слабости. Во всех произведениях присутствует особый драматизм слабости на всех уровнях. От эмоционального и психологического до социального и политического, он допускает вместо интенсивности силовых линий интенсивность гротеска и укрупнения. В этом драматизме, вялом, лишенном борьбы, но мучительном для людей, нет динамичности. Флобер и мечтал написать книгу без сюжета, вовсе не нуждающуюся в сцеплениях. Этим объясняется постоянная его забота о сцеплении текста ритмом и интонацией.

Флобер участвовал в сближении прозы и стиха во второй половине ХIХ века. В них видно, что проза и поэзия - это сообщающиеся сосуды, между которыми нет непроницаемой перегородки. Такое сближение помогает обновлять структуру произведения, освобождая поэзию от жестких условностей традиционного стихосложения и внося в прозу интенсивность стихотворной формы. Флобер хотел «дать прозе стихотворный ритм, оставляя ее прозой и только прозой». Он мечтал выработать «стиль, который был бы ритмичным, как стихи, точным, как язык науки, и с волнообразным звучанием виолончели».

«Госпожа Бовари» начата в 1851 году, когда Гюставу Флоберу исполнилось 30 лет. Четыре года и восемь месяцев Флобер работал над романом упорно, напряженно, медленно, словно сдвигая гору, преодолевая отвращение к «посредственности» изображаемого. Об этом труде писатель Анатоль Франс сказал: «Великан Флобер, опираясь на дубину, перенес литературу с берега романтизма на берег реализма». В 1853 году Флобер жалуется: «Бовари» продвигается туго: за целую неделю - две страницы!!!» За три месяца - тридцать девять страниц. Зато он доволен адекватностью романа и изображаемой жизни. Когда роман будет издан, критик Сен-Бёв выразит уверенность, что эта книга - плод пристальных наблюдений. Но она более всего - плод гениального воображения и длительных размышлений о современности. Банальной, даже пошлой истории «развратившейся» пустой провинциалки Флобер сумел придать высокий трагизм, строгую красоту и роковую силу развития античной драмы.

В 1857 году роман выходит отдельной книгой. И маститый Сен-Бёв и начинающий критик А.Франс увидели в нем аналитический роман нового типа. Тогда же директор журнала, как и «его сообщники» (автор и типограф) - преданы уголовному суду за «отрицание красоты и добра», «изучение и изображение» темных сторон жизни, нарушающих «правила здравого смысла». На все уговоры внести в роман хотя бы мелкие исправления Флобер отвечал: «В нем нет ничего достойного порицания самого строго моралиста. Адвокат добился оправдания».

Замысел «Госпожи Бовари» вырос из желания, как сказал Густав Флобер, «воссоздать серый цвет заплесневелого существования мокриц» - цвет «посредственности» эпохи и мещанского драматизма слабости. «Я всматриваюсь в плесень, покрывающую душу», - писал автор. «Посредственность» играет роль Рока в этой драме. Против жизни цвета плесени по-своему восстает Эмма Бовари (как и по-своему автор романа). Это возвышает Эмму над средой. Вот почему Шарль Бодлер в статье о романе назвал ее образ героическим.

Удивительно в романе искусство Флобера гармонично выразить многое скупо отобранными деталями. «Деталь - ужасная штука... Ожерелье состоит из жемчужин, но держится оно на нитке...» В «Госпоже Бовари» «нитка» - тема «посредственности» эпохи и чувств Эммы. «Посредственность» богачей в замке Вобьесар, в сущности, обрисована одной фразой, которая восхваляла толщину колон в соборе святого Петра. Там же Эмма видит, как кавалер тайком передает даме записку - вот очарование соблазна! Как будет жаждать его она после этого! Как будет она жалеть, что «упустила» Леона, уехавшего заканчивать образование. Именно такой емкости лаконизма учились у Флобера А.Франс и Ги де Мопассан. Мопассан считал Флобера своим отцом в жизни и литературе. (Флобер был отчимом Мопассана)

Еще в 1863 году Флобер задумал сатирический роман-притчу «Бувар и Пекюше». Работу над этим романом прервала внезапная смерть автора. «Он пал, словно солдат на поле брани», - написали в еженедельнике «Иллюстрированный мир» о великом художнике словесности.


«Слово – не что иное, как отдаленное и ослабленное эхо мысли»

«Статистика – самая точная из неточных наук»

«Счастье – красный плащ с подкладкой из лохмотьев: когда хочешь укутаться в него, все разлетается по ветру, и остаешься запутанным в холодную ветошь, которая обещала так много тепла».


Гюстав Флобер (1821-1880)